quokka_happy: (quokka_happy)
«Ночь опустилась на большой, красивый город, что зовется Багдад-над-Подземкой, и на крыльях ночи слетели на него колдовские чары, которые не составляют монополии одной только Аравии»

О. Генри «Кому что нужно»


I love New York City
Oh yeah, New York City
I love New York City
Oh yeah, New York City

Andrew W.K. – I Love New York City


Странные бывают пересечения впечатлений – и музыкальных, и визуальных, давних и сегодняшних, но одинаково теплых, радующих душу озарений-воспоминаний…

Они похожи на жаркий летний полдень в детстве, на мой веселый бег по песку берега Волги, я замираю на кромке воды… а там – вдали, на горизонте – по гладкой, тишайшей воде летит моторная лодка, а над моей головой носятся речные чайки, и впереди – целое лето каникул…

Или, быть может, они похожи на детское ожидание Нового года, на мечту о новогодней ёлке – зеленой, с сединой инея, пахнущей хвоей и морозом; и – вот сейчас родители достанут с антресолей ту большую, старую картонную коробку, в которой хранятся елочные игрушки: мой любимый стеклянный домик-избушка, усыпанный снегом, так напоминающий обожаемый мною фильм-сказку «Морозко», стеклянные и картонные олени, собачки, звездочки, снежинки, красивейшие шарики и колокольчики…

Да, это одно из самых согревающих душу воспоминаний детства.

Словом, воспоминания об этих детских чудесах – это тот толчок страстного узнавания, мгновенное воспоминание об ощущении открытия радости жизни, казалось бы – уже давно утонувшее в памяти.
И эти воспоминания неразрывно связаны в моей памяти с Городом – образом, объединяющим в моем сознании все уголки и все виды моих любимых городов: и тех, где я побывала «вживую», и тех городов, которые я посетила только в воображении.

Я очень люблю большие города, да иначе, похоже, и быть не может.

Наверное, многие, родившиеся в таком городе, не мыслят себе жизни без «асфальта»: толп бегущего народа, вечной суеты, несущихся автомобилей, троллейбусов, трамваев и автобусов; без подземного отрешения, к счастью, временного – от солнца и ветра - в ярком, но неживом свете метро; без мелькания рекламы - то нежного, то свирепого; без странных, то забавных, то страшноватых эпизодов будничной уличной жизни; без, казалось бы, сильного, но всегда недостаточного света вечерних фонарей, без приливов и отливов городского океана – словом, той вечной, неуничтожимой «нервной дрожи», сотрясающей большие города.

Далее - много букв :) )
quokka_happy: (quokka_happy)
Мои впечатления от первого знакомства с книгами Станислава Лема были похожи, пожалуй, на чувства путешественника, проведшего многие месяцы на корабле, среди надоевших до тошноты палуб, мачт, трапов, людей, с которыми уже и не знаешь, о чем говорить и от которых хочется огородиться пусть стеклянной, но – непробиваемой стеной…
И – вот оно, мгновение, запоминающийся на всю оставшуюся жизнь: я вижу на дальнем горизонте полоску земли, еще неведомой, но уже нестерпимо желанной, она растет, приближается, и невозможно оторвать взгляд от этой картины…
Шелест днища шлюпки по песку, затем - прыжок на белый, сияющий пляж, над головой – синее, только что отмытое до блеска небо с праздничным, незнакомо ярким солнцем, а там, вдалеке - чудесный тропический лес, пальмы, странные растения с яркими цветами, крики птиц, которых я вот-вот увижу и - пронзительное счастливое понимание того, что этот момент я не забуду никогда…

Тропический пляж.jpg

Далее - очень, очень много букв )
quokka_happy: (quokka_happy)




«Петербургу быть пусту» (Петербургу пусту быти) - пророчество (заклятие)
о гибели новой столицы, будто бы изречённое царицей Евдокией Лопухиной
перед насильной отправкой её в монастырь: «Месту сему быть пусту!».

"Но страннее всего происшествия,
случающиеся на Невском проспекте.
О, не верьте этому Невскому проспекту!
Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим,
когда иду по нем, и стараюсь вовсе
не глядеть на встречающиеся предметы.
Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется!...
Он лжет во всякое время, этот Невский проспект,
но более всего тогда, когда ночь сгущенною массою
наляжет на него и отделит белые и палевые стены домов,
когда весь город превратится в гром и блеск,
мириады карет валятся с мостов,
форейторы кричат и прыгают на лошадях
и когда сам демон зажигает лампы для того только,
чтобы показать все не в настоящем виде."

Николай Гоголь "Невский проспект"

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.

Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

Александр Блок

Эй, Ленинград, Петербург, Петроградище
Марсово пастбище, Зимнее кладбище.
Отпрыск России, на мать не похожий
Бледный, худой, евроглазый прохожий
....
Мсье Ленинград, революцией меченный,
Мебель паливший, дом перекалеченный.
С окнами, бабками, львами, титанами,
Липами, сфинксами, медью, Аврорами.
Сэр Ленинград, Вы теплом избалованы,
Вы в январе уже перецелованы жадной весной.
Ваши с ней откровения
Вскрыли мне вены тоски и сомнения.
Пан Ленинград, я влюбился без памяти
В Ваши стальные глаза...

ДДТ - Ленинград, Петербург, Петроградище


Санкт-Петербург - необыкновенный, единственный в России город, о котором можно с полным основанием сказать - да, вот она - Столица Империи, и при этом - столица европейская.
Идеальное существование самого образа этого города, с самого начала, со взгляда Петра Первого, озирающего залив, устье Невы и болотца этого медвежьего уголка Ингерманландии - и воплощенное в гранит  трудами, усилиями и жертвами народа - не закончилось с появлением новой столицы.
Вот он, образ и воплощение судьбы этого города - блестящее, холодное и беспощадное, при всей своей красоте - Лезвие Копья.
И - Копья, направленного, демонстративным и властным жестом Петра Первого -  в сторону Европы, в попытке заявить о переходе России на новый исторический путь.
А вот - Медный Всадник, символ Имперской России, "поднятой на дыбы" императором Петром - перед прыжком через пропасть...

"Самый умышленный город" - так сказал Достоевский о Петербурге. И этот умысел получил Воплощение - Город, который прославил и имя Петра, и имена архитекторов, и саму Россию - навеки.
Крепости, каналы, соборы, дворцы, великолепие Петергофа и Зимнего дворца, мечтательный Летний сад, Кунксткамера и Петербургская Академия Наук, Васильевский остров и Ростральные Колонны Биржи, а любимая мною Арка Генерального Штаба - пройди сквозь неё и взгляни на космический простор Дворцовой площади, а затем -  да! - Александрийский столп -  вот она, наша память об истинно Народной Победе в войне 1812 года.

Великолепный город на западном краю зимней, сонной, медленной страны - как воплощенная мечта для одних и значительный, но нарушающий исконные традиции казус - для других, Санкт-Петербург не мог не стать для литературы, поэзии, искусства России тем, чем он и стал - вдохновением, вызовом, мучительной загадкой, странной красотой - словом, тем, что можно назвать кровью, текущей в жилах российского искусства.

Продолжение ... )
Page generated Jul. 20th, 2017 04:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios